Камин на даче Фаберже под Санкт-Петербургом

Карл Фаберже подарил своему сыну Агафону имение в окрестностях Петербурга в 1908 году.  К тому моменту у Агафона Карловича было собственное ювелирное производство, он считался одним из лучших в России оценщиков драгоценных камней и служил экспертом Бриллиантовой комнаты Зимнего Дворца.

 


%d0%ba%d0%b0%d0%bc%d0%b8%d0%bd111397177_large_12

 

Агафон Карлович обустроил свое жилище так, что вскоре о нем говорил весь Петербург. Его дачу стали называть «малым Эрмитажем». Гостей поражала коллекция старинных гобеленов, антикварной мебели, полотен лучших европейских художников и, конечно, ювелирных шедевров с клеймом Фаберже. Изразцовый камин в музыкальной гостиной был настоящим произведением искусства — ни один узор на нем не повторялся дважды.

 


z_6c41cf1a

 

В соседней комнате, куда гости уходили, если становилось совсем прохладно, расположена изразцовая печка. И сегодня, среди руин и  запустения она поражает своей индивидуальностью: на синих картинках — диковинные птицы, звери и персонажи из древних русских сказок и былин. К каждой есть подпись — вот «птица-девица», а вот «конь-полынь». Но этой красоты становится все меньше: вандалы понемногу скалывают изразцы.

 

rfvbfa660a3f1dfd

 

Революция резко изменила жизнь особняка и его обитателей. Агафон Карлович был арестован, как владелец «буржуазной конторы» и обвинен в спекуляциях. Его отправили в концлагерь и трижды за год водили на расстрел, но потом миловали. Вероятно, большевики считали, что он может рассказать им, где спрятаны сокровища его отца. Но сделать этого он не мог: их отношения давно расстроились, и Карл даже распределил долю Агафона в завещании между тремя другими сыновьями. После тяжких мытарств, Фаберже-младшему с женой и сыном удалось бежать в Финляндию, где он жил весьма скромно.

 

1354812100-0340378-www-nevsepic-com-ua                                             Агафон Фаберже

 

На даче устроили санаторий для работников НКВД.  После войны в помещениях особняка устроили детский сад для высокопоставленных чиновников Министерства обороны.

 

С началом перестройки дом стал погружаться в разруху. Последние 20 лет особняк Агафона Фаберже не нужен никому,  искатели легкой наживы откручивают старинные решетки, витражные стекла и снимают белый мрамор облицовки. Стены рушатся прямо на глазах. Ещё немного и от легендарной дачи Фаберже останутся руины, которые навсегда похоронят тайну сокровищ знаменитой фамилии.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *